четверг, 16 октября 2014 г.

Добро пожаловать в дивный мир украинских повстанцев - Mashable


В Донецке повсюду пропагандистские плакаты, например, эта реклама набора в ополчение.
ФОТО: КРИСТОФЕР МИЛЛЕР
ДОНЕЦК, Украина - Теплым сентябрьским вечером мужчина с оружием и в камуфляже заходит в вестибюль отеля "Рамада" и заказывает столик с хорошим видом.
"Конечно. Мы уже зарезервировали вам столик" - говорит ему администратор в форме, добавляя, что его гость уже здесь.
"Спасибо" - говорит он, перебрасывая Калашников с одного плеча на другое. 
Человека с автоматом дожидается девушка - она подводит губы, сидя на плетеной скамье на уличной террасе ресторана. Она встает и обменивается с мужчиной поцелуями в щеку, который прислоняет автомат к краю стола. Играет софтроковый кавер на песню Майкла Джексона "Beat It" - солирует женщина с легким восточноевропейским акцентом.
Подходит официантка, чтобы взять у человека с автоматом заказ. Он будет пиво; она уже посасывает цветастый коктейль из светящейся зеленой соломинки. А еще они будут тарелку суши, добавляет он.

Когда приносят еду, он делает вид, что хочет накормить ее с руки роллом с лососем. И тут, не дав ей ухватить ролл накрашенными губками, он убирает руку и сам его проглатывает, а затем оглушительно хохочет. Нахмурив брови и указав на автомат, девушка шутит, что застрелит его, если он снова так сделает. "Я знаю, как из него стрелять" - предупреждает она. Эта игра продолжается еще несколько минут.

Это Донецк, неофициальная столица контролируемой сепаратистами территории востока Украины, которую поддерживаемые Москвой повстанцы называют "Новороссия".


Сепаратистская газета показывает, что они считают территорией "Новороссии": в нее входит несколько восточных и южных регионов Украины, которые они не контролируют.
ФОТО: КРИСТОФЕР МИЛЛЕР
Самопровозглашенная "федерация", состоящая из Донецкой и Луганской "народных республик", является самым новым и, возможно, самым странным квазигосударством в мире: здесь правят заблуждения, слухи, страх, бахвальство и пропаганда. Здесь также идет война, которую ни Украина, ни Россия, ни Запад официально не признают войной, хотя каждый день используется огромное количество боевых систем под названиями "Град", "Ураган" и "Торнадо", что в числе прочего привело к гибели более 3600 человек, согласно данным ООН.
В прошлом месяце представители Украины, России и сепаратистов встретились в Минске и согласились на перемирие и буферную зону шириной в 18 миль. Но соглашение существует только на бумаге: никто здесь так и не перестал стрелять. 
 "Это что, блядь, перемирие?" - кричал на прошлой неделе солдат повстанцев с псевдонимом "Луц", пытаясь перекричать грохот боя и стреляя из автомата в сторону Донецкого аэропорта, где стоят украинские войска, ведущие напряженные бои против поддерживаемых Москвой повстанцев.

Повсюду продолжаются подобные бои. По данным ООН, с начала номинального перемирия погибло не менее 331 человека. Сражающиеся на стороне сепаратистов носят форму с российскими флагами и значки российских бригад. Многие из них говорят с акцентов - на жестком диалекте, который чаще можно услышать в Москве или на Кавказе, что говорит о том, что они "не совсем" местные. Те, кто это признает, утверждают, что они здесь не по официальному приказу Кремля. Напротив, они повторяют официальную точку зрения Москвы: что они добровольцы в отпуск.
Сепаратисты приветствуют бойцов повстанцев и машут флагом "Федеративного Государства Новороссия" - непризнанной конфедерации Донецкой и Луганской "народных республик" - на митинге на центральной Площади Ленина в Донецке в июне.
На городских площадях развлечения часто обеспечивают дети - недавно одна юная поэтесса с игрушечным автоматом и камуфляжной банданой на голове выступала с импровизированной сцены, проклиная украинских “нацистских уродов". На другой день группа школьников представили пьесу, в которой представили украинцев нацистами, демонстрируя черно-белые кадры фашистов Второй Мировой на большом экране за их спинами.

Такая пропаганда встречается повсеместно. Город словно сошел со страниц романа Джорджа Оруэлла: люди с автоматами ходят по улицам и призывают "говорить правду", а биллборды сравнивают нынешнюю борьбу со Второй Мировой Войной.

Донецкий биллборд, рекламирующий отвратительно проведенный референдум об отделении 9 мая.
Пропаганда работает. Многие здесь верят, что идет продолжение войны их дедов против фашистов. Стоит подвергнуть сомнению расстрелы, заключение людей без суда и парад пленных по Донецку, и вас наверняка назовут фашистом и бросят в импровизированную тюрьму "Изоляция", которая была арт-центром, пока повстанцы не захватили его и не превратили в темницу. 

На этом сюрреалистичном фоне лидеры повстанцев хотят произвести впечатление нормальности и возвращения жизни в мирное русло. Чтобы обеспечить открытие школ 1 октября, лидеры сепаратистов выдали учителям суммы примерно в 231 доллар наличными. Они также кое-где начали платить пенсии пенсионерам, не получавшим выплат с мая. 

Но сепаратистам трудно завоевать доверие. Непонятно, откуда приходят деньги для детей и пенсионеров и, что важнее, как надолго их хватит. И хотя в Донецке и Луганске в мае прошли референдумы о независимости, только Южная Осетия, сепаратистская территория Грузии, признала эти регионы самостоятельными государственными образованиями.
Даже их сторонники скептически смотрят в будущее Донецка. 

"Мы хотели отделиться от Украины - вот почему мы голосовали на референдуме" - говорит Мария Валерьевна, 67-летняя пенсионерка, недавно пришедшая на Площадь Ленина, чтобы протестовать против человеческих жертв в конфликте. "Мы хотели независимости. Но это", - говорит она о тысячах погибших, - "слишком высокая цена".

Родственники, такие как Люба, приходят на импровизированное кладбище в Донецке оплакивать своих близких.
ФОТО: КРИСТОФЕР МИЛЛЕР
Восстановление города может оказаться очень тяжелым. В обычный день в Донецке слышны разрывы ракет, повстанцы фланируют по улицам с большими пушками, а мирные жители бегают от магазинов до бомбоубежищ.
До войны в Донецке жило около миллиона человек. Однако сотни тысяч бежали этим летом, и мало кто из них вернулись. Теперь город полон повстанцев, каждый из которых носит бойкий и яркий псевдоним ("Хмурый", "Шлюха"), но не имеет политического опыта.
На террасе отеля "Рамада" я встретил Михаила, бойца сепаратистов, который имеет привычку чистить гранатомет за обедом. "Что вы спросили?" -  спрашиваю я, когда вижу, что он ищет ответа, крутя серебряный шар - устройство для предсказанию судьбы, оставшееся с советских времен. 
"Я бы тебе сказал, но мне придется тебя убить" - говорит он, похлопывая по стволу автомата, и тут же разражается смехом. "Шутка!"



Комментариев нет:

Отправить комментарий