вторник, 30 сентября 2014 г.

Для украинских лидеров преодоление скептицизма Запада начинается дома - Financial Times

Автор: Тарас Кузио, Университет Альберты
Петр Порошенко, президент Украины, вернулся домой после обращения с эмоциональным призывом к парламентам Канады и США, где получил симпатию и финансы, но не военную поддержку. Порошенко сталкивается с глубоко укоренившимся скептицизмом западных правительств и экспертов о способности лидеров Украины преодолеть свои разногласия, победить коррупцию и перейти от слов к делу в осуществлении давно необходимых реформ.
Кристия Фриленд, канадка украинского происхождения, член парламента Канады от Либеральной партии (и бывший заместитель редактора Financial Times), заявила: "Что меня очень неприятно поразило в вопросе поддержки для Украины" на саммите Ялтинской Европейской Стратегии (YES), прошедшем в этом месяцев в Киеве - "реальный скептицизм о способности Украину проводить серьезные реформы и принимать помощь без коррупции".
За последние два десятилетия лидеры Украины неоднократно высказывали поддержку реформ и борьбы с коррупцией как шагов к членству в ЕС и НАТО, но никогда не стремились к первому, чтобы добиться последнего. Хотя Украина получила много пакетов помощи МВФ, ни одно правительство, независимо от политической окраски, не перешло от стабилизации к более сложным и важным структурным реформам.
Радикальные реформы проходили только в два коротких период: в 2000-2001 и 2005 гг., а экономике никогда не позволяли достичь своего реального потенциала. Тесные связи крупного бизнеса и политики стесняют сектор малого и среднего бизнеса, остающийся одним из самых ограниченных в Европе.
Арсений Яценюк, первый молодой и владеющий английским премьер-министр Украины, вызывает разочарование с момента вступления на пост в феврале, и с трудом защищал репутацию своего правительства на саммите YES.
Антикоррупционная организация "Transparency International" давно отдает Украине место самой коррумпированной страны в Европе. Коррупция остается значительной, но пика она достигла при свергнутом президенте Викторе Януковиче, ограбившем государство и его бюджет на миллиарды долларов. С 1990х годов на теневую экономику приходится половина ВВП страны, что обходится в миллиарды долларов несобранных налогов в год. Обычные граждане уже привычно уклоняются от налогов, а высшие чиновники и олигархи отмывают деньги, отправляя их в Западную Европу и оффшорные налоговые гавани.
США возбудили больше уголовных дел против высокопоставленных украинцев - включая бывшего премьер-министра Павла Лазаренко и газового магната Дмитрия Фирташа - чем сами украинские власти. Тем временем бывшие глава администрации президента Сергей Левочкин, министр энергетики Юрий Бойко и глава СБУ Валерий Хорошковский баллотируются в парламент, выборы в который пройдут в следующем месяце.
Неудивительно, что западные правительства скептически относятся к способности Украины бороться с коррупцией, и что это влияет на их желание направлять военную поддержку. Украина унаследовала огромный арсенал советского оружия, значительная часть которого была незаконно экспортирована в зоны конфликтов, например, в Западной Африке в 1990-х, о чем повествует фильм с Николасом Кейджем "Оружейный барон".
Коррупция и недостаточный военный бюджет уничтожили эффективность украинских вооруженных сил перед лицом российской агрессии, заставив Киев полагаться на добровольческие батальоны националистов в составе спешно созданной Национальной Гвардии.
Западная политика по отношению к Украине должна быть поддерживающей, но и строгой. Пора прекратить обычную в прошлом практику подачек. Помощь Запада должна сопровождаться ясно очерченными рекомендациями по государственной политике и предложениями о новых назначениях.
Порошенко должен доказать свое искреннее стремление к реформам тремя действиями.
Во-первых, очистить украинскую элиту, отделить бизнес от политики и заставить высокопоставленных чиновников нести ответственность за свои действия в прошлом.
Во-вторых, набирать свой президентский аппарат, правительство и политическую силу из десятков тысяч получивших образование на Западе украинцев, доступ которым в коридоры власти прежде был закрыт. Хорошим источником были бы замечательные выпускники Канадско-Украинской парламентской программы.
Успешные реформы в Грузии демонстрируют преимущество привлечения в правительство людей с западным образованием, которое отформатировало советские жесткие диски их памяти. Недостаточно говорить по-английски - как мы видим из плохой работы Яценюка.
Перед Порошенко стоит сложная задача преодоления усталости и скептицизма, которая начинается скорее дома, чем в Оттаве или Вашингтоне. Если он понимает это, он станет украинским Джорджем Вашингтоном. Если он не поймет это, он столкнется с новым Евромайданом и присоединиться к бесславным президентам Украины Ющенко и Януковичу на доске позора.
Тарас Кузио - научный сотрудник Канадского Института исследования Украины в Университете Альберты и почетный член научного общества "Центр трансатлантических отношений", Школа перспективных международных отношений, Университет Джона Хопкинса.



суббота, 27 сентября 2014 г.

Оруэлловский кошмар для сторонников Украины под властью повстанцев - The Washington Post


Пророссийский повстанец с винтовкой после обстрела шахты на передовой в городе Донецке. (Сергей Гритс/AP)
Автор: Энтони Файола 25 сентября  
Хутор и Ника торопливо едут по тротуару, но не так быстро, чтобы привлекать внимание. Они стараются запомнить "плохие улицы" - те, на которых, как они знают, постоянно стоят пророссийские повстанцы в камуфляже и с АК, захватившие город. Но иногда они ошибаются. Как сейчас, например.
Мускулистый светло-русый мужчина с заученно-угрожающим выражением лица и нарукавной нашивкой со знаменем так называемой Новороссии крепко сжимает оружие, когда они проходят мимо. 42-летний Хутор и 33-летняя Ника опускают головы. Они прекращают разговаривать. Теперь каждый поход в супермаркет для этой пары - связанный со стрессом ритуал. Они покрепче сжимают пакеты с продуктами, будто выставляя их напоказ? Видите? Просто вышли за молоком и хлебом. Извините за беспокойство. Нам пора.
В мегаполисе, где до войны жил почти миллион, но центр которого теперь выглядит как оруэлловский город-призрак, полный пропагандистский плакатов и вооруженных патрулей, вряд ли кто-то чувствует себя более одиноко, чем те, кто до сих пор придерживается проукраинских взглядов. С тех пор, как сепаратисты полностью установили контроль над городом, по словам украинских активистов и правозащитников, неисчислимое количество патриотов подверглись экспроприациям, похищениям, пыткам и, по их словам, даже казням. Многие уехали на запад в поисках убежища. Но небольшое количество - такие, как Хутор и Ника - пережидают бурю.
И они хотят, чтобы другие - другие, кто, как они, возможно, боятся говорить о своих взглядах открыто - знали, что они не так одиноки, как им кажется. Пройдя три квартала, пара чувствует достаточно смелости, чтобы чуть свернуть с пути и показать на работу Хутора на стене старого жилого дома. Хутор, по его словам, нанес этот рисунок из баллончика несколько недель назад, до того, как его задержали и пытали. Он должен был быть посланием другим.

Сине-желтый трезубец. Символ Украины.

Пророссийский повстанец идет по руинам после обстрела шахты на передовой в городе Донецке. (Сергей Гритс/AP)
Теперь его едва видно. Кто-то, поддерживающий новых пророссийских хозяев Донецка, попытался закрасить его черной краской. Но все еще можно различить его контуры.
"Нас пытаются прикрыть" - говорит Хутор. Это прозвище он взял, чтобы не раскрывать свою личность, после его ареста силами Донецкой Народной Республики - правящей городом организацией повстанцев. Жена Хутора, назвавшаяся Никой, согласно кивает, когда он показывает на сердце и говорит: "Но Украина все равно здесь".
Небольшие акты неповиновения
До недавнего времени по Донецку почти нельзя было пройти: город сотрясали постоянные обстрелы и перестрелки. Бои поутихли с тех пор, как Киев и повстанцы договорились о напряженном перемирии, начавшемся 5 сентября, а в последние дни обе стороны стали отводить тяжелую артиллерию. Но это скорее не полноценное перемирие, а деэскалация: в среду городские власти сообщили о непрекращающихся звуках артобстрелов. Тем временем Киев призывает к миру, предлагая повстанцам сделку, которая даст им широкие права самоуправления на оккупированном востоке, после чего живущие здесь сторонники Украины фактически, пусть и не номинально, окажутся в Новороссии. В среду лидеры повстанцев заявили, что планируют 2 ноября провести выборы в новый парламент, который будет править регионом.
В более плотно населенных районах, окружающий город, некоторые из сотен тысяч жителей, покинувших Донецк, потихоньку возвращаются. На улицах немного больше людей, в окнах блеклых многоэтажек больше огней. Но инфраструктура здесь сильно повреждена, и у большинства жителей вода до сих пор есть всего три раза в день. Происходят веерные отключения света. Школы остаются закрытыми. В больницах не хватает персонала. Заводы стоят. И центр города, полный патрулей Донецкой Народной Республики, заколоченных досками магазинов и биллбордов с лозунгами повстанцев, выглядит пугающе заброшенным.

Тем не менее, немногие сторонники Украины все равно рискуют своей безопасностью, совершая маленькие акты неповиновения. Они рисуют граффити на стенах. Клеят стикеры с украинским флагом на остановках.
"Они быстро исчезают" - рассказал Хутор, который раньше работал в рекламной фирме, которая разорилась, когда началась война. "Но кто-то может их увидеть и понять, что вчера их здесь не было. Они поймут, что некоторые из нас до сих пор здесь".
Даже лояльные Киеву жители города признают, что огромное множество их соседей и (бывших) друзей поддерживают пророссийское восстание. Еще больше жителей Донецка попросту прагматичны и готовы поддерживать парней с самыми большими пушками, если это означает прекращение боев. 
Но они все фактически оказались в полицейском государстве. Для сторонников Украины это означает, что за свои взгляды они могут оказаться "в подвале" - в одном из импровизированных центров содержания предполагаемых шпионов.
Они теперь живут в тылу врага.
"У этих людей было шесть месяцев, чтобы покинуть город" - сказал Константин Савинов, глава коммунальной службы города Донецка. "Но многие из них до сих пор прячутся? Следует ли им здесь оставаться? Не мне решать".
"Они нас пытают"
"Тихо..." - шепчет Хутор, приглашая иностранного журналиста в офис фирмы, где он раньше работал. Она, как и многие другие, закрылась из-за боев. Он и Ника перебрались сюда в прошлом месяце, когда из-за обстрелов в районе, где располагалась их квартира, стало невозможно жить. Но в заброшенном офисе по соседству поселилась пророссийская семья.
"Не говорите по-английски" - сказал он. "Они услышат".
Внутри сложены овощи, вода и консервы. Они превратили подземный склад в импровизированное бомбоубежище. В центре комнаты они устроили импровизированную колонну, подпирающую часть потолка, поврежденную снарядом миномета. На полке они хранят табличку с украинскими трезубцем и сложенный украинский флаг. который когда-то гордо висел на балконе их квартиры. Хотя протесты начались в полную силу в марте, они не снимали его до июня, когда пророссийские сепаратисты усилили свой контроль над городом.

Потрепанный офис стал их убежищем, местом, где они проводят большую часть времени. Почти все их проукраинские друзья бежали из Донецка. По крайней мере у одного, говорит Хутор, отобрали бизнес сепаратисты, и ему пришлось дать взятку, чтобы ему с семьей разрешили уехать.
У них есть веские причины уезжать, и Хутор испытал это сам. Летом, рассказал он, он ехал на велосипеде у своего дома, когда его остановил патруль ДНР. Патрульные обвинили его в том, что он наводчик украинской армии, которая обстреливала позиции повстанцев неподалеку. Они надели ему на голову мешок и ударили его рукоятью пистолета, а потом увезли его в подвал заброшенного мотеля.
Он делает паузу и истерически хохочет, а в глазах его стоят слезы. "Они не просто нас бьют" - прошипел он со страдальческой улыбкой. "Они нас пытают".
По его словам, его удерживали две недели. Его так сильно бии по лицу, что теперь у него не хватает зубов. Его вешали вниз головой на веревке, рассказывает он. Когда некоторые из удерживаемых там людей, по-видимому, сознались, рассказал Хутор, их казнили. Их тела, добавил он, выставили на обозрение другим пленникам.
Если Хутор и был виновен, то в гораздо меньшем преступлении. Пули и бомбы - не его стиль. Вместо этого он присоединился к другу, занимаясь тем, что он называет "войной граффити": они вдвоем наносили из баллончика проукраинские символы на здания. Он не рассказал об этом своим пленителям, и наконец они его отпустили.
Хутор и Ника остались в Донецке из-за своих пожилых родителей, которые не хотят уезжать. Поскольку в городе становится все опаснее для сторонников Украины, Хутор перестал наносить граффити на здания. Но оба до сих пор тайком оставляют маленькие стикеры с украинским флагом, где только могут. Они прервали большинство личных контактов. Вместо этого они общаются с единомышленниками в социальных сетях. На людях они держатся особняком. Нельзя разговаривать с незнакомцами. "Нельзя заранее знать, кто они" - говорит Ника.
Когда им приходится обмениваться любезностями - например, в очереди к одному из немногих до сих пор работающих банкоматов - они заученно притворяются.
"Большинство жителей Донецка теперь открыто не говорят о политике" - рассказал Хутор. "Но если заговаривают, приучаешься соглашаться. "Конечно, украинское правительство фашистское! Конечно, их нужно разбить!" Мы говорим им то, что они хотят услышать.
"Но внутри мы все равно украинцы" - сказал он. "Этого никогда не изменить".

четверг, 25 сентября 2014 г.

Президент Литвы: "Россия терроризирует своих соседей и использует террористические приемы" - the Washington Post

Агрессия президента России Владимира Путина в Украине вызвала опасения, что страны Балтии - все три из которых являются членами НАТО - могут стать следующими. Президент Литвы Даля Грибаускайте предупредила об опасности, дав на этой неделе интервью корреспонденту The Washington Post Лэлли Уэймут. Отрывки:

В: Вы поддерживаете бомбардировки Сирии президентом Обамой?
О: Да, [он продемонстрировал] хорошее лидерство. Недостаток лидерства в мире - в Европе и США - одна из причин того, что терроризм в наши дни так быстро распространяется.
Ощущаете ли вы недостаток лидерства в вашем регионе?
Да. Недостаток лидерства позволил набрать силу террористическими группам, таким как ИГИЛ, а что касается Украины, он позволил России стать государством с террористическими элементами.
Как вы видите ситуацию в Украине?
Ситуация продолжает ухудшаться. Российские войска до сих пор на территории Украины. Это значит, что Европа и весь мир позволяют России быть страной, которая не только угрожает своим соседям, но и организует войну против своих соседей. Это такой же международный терроризм, что и в Ираке и Сирии.
В Украине идет настоящая война. Европейский Союз и большинство мировых лидеров пытаются говорить об этом, как будто это не война, а какая-то поддержка террористических элементов. Мы видели Крым. Сначала это были зеленые человечки, а потом они оказались российскими войсками. Теперь то же самое происходит на востоке Украины. И я уверена, что это не последняя территория, где Путин собирается демонстрировать свою силу.
Куда, по-вашему, он нацелится сейчас?
Если мы будем вводить слишком мягкие санкции или не будем их применять на практике, то, думаю, он далее попытается объединить восточную Украину с южной Украиной и Крымом. Он недавно сказал, что может за два дня взять Варшаву, страны Балтии и Бухарест. Так что это открытая угроза его соседям.
Может ли он нацелиться на Приднестровье?
Если мы ему позволим, он отправится куда захочет. Проблема в том, что сейчас путинская Россия готова и желает воевать. Европа и Запад не готовы и не желают воевать. В Европе и на Западе нет лидеров, способных остановить Путина. Потом мы будем удивляться, что захвачена еще одна территория, разделена еще одна страна, и решить эту проблему будет гораздо дороже и, возможно, слишком поздно.
Опасаетесь ли вы, что дальше он нападет на страны Балтии?
Если его не остановят в Украине, он пойдет дальше.
То есть Статьи 5 [о коллективной самообороне стран-союзников] устава НАТО недостаточно?
Нет. Все заявляют, что Статья 5 устава НАТО сработает. Но она не остановит планы Путина, если он не увидит реальных действий со стороны европейских и мировых лидеров. Они только говорят. Его нужно остановить в Украине. И это до сих пор никто не понимает. Поэтому я говорю, что в Европе сейчас лидерство за Путиным, а не Западом.
Является ли целью Путина раскол Европы?
Опасность нынешнего поведения России не меньше опасности ИГИЛ в Ираке и Сирии.
Вы считаете, что и ИГИЛ, и Россия - террористы?
Да. Я считаю, что Россия терроризирует своих соседей и использует террористические приемы.
Но мир более обеспокоен ИГИЛ.
Конечно. Это основная цель. К сожалению, это ставит Путина в наилучшее положение, чтобы делать то, что он хочет. В реальности так называемые мирные переговоры в Минске проводились под ультиматумом Путина. Страны Запада и Европейский Союз согласились на его условия, означающие фактически разделение Украины.
США отправляли Украине сухпайки, которые пришлось доставлять в немецких грузовиках, чтобы не обидеть Путина.
Почему мы так стараемся не обидеть Путина, который посылает войска убивать и оккупировать территорию Украины? Почему мы не прислушиваемся к чувствам украинцев? Рано или поздно мы назовем его террористом и убийцей...
Напоминает ли вам ситуация Судетский кризис?
Ситуацию перед Второй Мировой? Да, конечно. Мы открыто позволяем раздел Украины.
Чувствуете ли вы, что у вас достаточно защиты после саммита НАТО в Уэльсе?
После Уэльса НАТО возродилась и больше не спит. У нас есть средства улучшения нашей безопасности. Нам нужно инвестировать больше. Но сколько у нас времени?
То есть санкции не вредят Путину?
Их недостаточно. Но если он пойдет дальше, возможно, страны наложат более суровые санкции.
Глава украинской разведки рассказал американскому чиновнику, что им пришлось согласиться на перемирие?
Да. Европейцы и другие страны попросили Порошенко согласиться на условия, которые были неприемлемы, потому что [представляли собой раздел] территории Украины.
Итак, Россия получила Крым и теперь восток Украины?
Под аплодисменты европейцев и других мировых лидеров, которые никак не помогли Украине.
Вы беспокоитесь о своей собственной стране.
Все соседи России сейчас под угрозой. Он им угрожает и шутит, что это не настоящие государства.
Кончится ли это войной?
Мы можем избежать войны. Если обе стороны готовы к войне, никакой войны не будет. Если Россия хочет начать войну, а Запад этого избегает, Россия продвинется так далеко, как захочет...
США, кажется, более заинтересованы в заключении ядерного соглашения с Ираном.
Это проблема. Если окажется, что по какой-то причине мы продаем и предаем независимые страны, за какие же моральные ценности мы тогда боремся?
Вы считаете, происходит именно это?
Так, как я вижу этот процесс, это вполне возможно. Условия перемирия были заключены по предложению России. Запад не оказывает военной поддержки Украине. России позволяют делать на территории Украины что угодно. Позорно для Западных лидеров позволять агрессору поступать так, как он захочет, с суверенной страной в 21-м веке.
Я рада, что Обама наконец показал лидерство по Ираку и Сирии. Я надеюсь, это позволит ему показать лидерство по Украине. Лидерство приходит с опытом. Лидерами не рождаются, лидерами становятся.
Это оставляет Литву в сложном положении.
Мы были в оккупации 50 лет, мы знаем, что делать с таким соседом. Что странно, так это то, что дальние страны, которых никогда не касалась агрессивная российская политика, боятся иметь дело с Россией.

Активно высказываются только страны, граничащие с Россией - страны Балтии и Польша. Это наш единственный способ борьбы с Россией: быть активными, смелыми и стыдить лидеров Запада за нежелание взять ответственность за защиту свободы, суверенитета и демократии в Европе.

среда, 24 сентября 2014 г.

Разоренная и потрепанная украинская армия вдохновляет граждан на помощь - New York Times

Автор: КАРЛОТТА ГАЛЛ 22 сентября 2014
Фото:

Раненый член добровольческого отряда, воюющего на стороне украинского правительства, разговаривает с психологом в больнице в Днепропетровске. Боеспособность таких соединений очень разная. Фото:Mauricio Lima, The New York Times

ДНЕПРОПЕТРОВСК, Украина - друзья и родственники бродят у входов двух главных больниц этого города в восточной части центральной Украины - мужчины, встречающие друзей объятиями и хлопками по плечу, или разделяя с ними сигарету, женщины, которые приезжают к раненым, сортируя посылки с едой и разливая чашки сладкого чая.
Внутри двух больниц, одна из которых гражданская, а другая - военная, медперсонал занят лечением десятков украинских солдат, раненых за шесть месяцев войны с поддерживаемыми Россией сепаратистами в неспокойных регионах на востоке. По мере роста потерь граждане и группы помощи раненым солдатам и их семьям сплотились вокруг своей давно разоренной армии в приливе патриотизма.
По сведениям групп поддержки, к настоящему времени в конфликте было убито более 800 солдат.
- У нас нет армии, - сказал Андрей
Карныш, ветеран пограничной службы и председатель региональной группы поддержки, посещавший раненых в военном госпитале. - Ребят отправили на автобусах, с автоматами по 30 патронов на каждого, - рассказал Карныш. - Ни бронежилетов, ничего.
Солдаты и ветераны рассказали нам, что вооруженные силы испытывают нехватку личного состава, обучения и экипировки, сражаясь с гораздо более многочисленным и сильным противником: не сепаратистами, но стоящими за ними российскими войсками, обладающими превосходящей огневой мощью. Кремль отрицает какую-либо свою роль в боевых действиях, но почти каждый солдат рассказал нам о непосредственных контактах с российскими войсками.
- Они по нам стреляли, как по мишеням, - рассказал Виктор, резервист с рукой на перевязи. Он сообщил только свое имя, заявив, как и большинство других солдат, что представляться репортеру против правил. Виктор рассказал, что был ранен 29 августа, когда украинские войска пытались отступать через предварительно обговоренный коридор, но все равно попали под шквальный огонь российских войск.
Другой солдат, рассказавший, что только вернулся после четырех месяцев в Донецкой области, пожаловался, что "в армии нет припасов". "Нет хороших бронежилетов, оружия или техники" - продолжал солдат. "Мы не видели американских припасов и лекарств, которые нам передали. Трудно было достать лекарства".
Карныш рассказал, что за 23 года независимости все руководители Украины позволяли вооруженным силам разваливаться и даже распродавали часть их оборудования. Бюджеты стали такими жалкими, что он и его друзья собирали средства, чтобы заплатить за один прыжок для каждого десантника во время боевой подготовки.
- Мы гражданские, и мы собираем средства, чтобы армия могла стрелять, - рассказал он.
Когда в марте Россия аннексировала Крым, а пророссийские сепаратисты начали устраивать протесты на востоке Украины, украинские вооруженные силы оказались в основном неспособными противостоять угрозе. С тех пор в армию были призваны тысячи призывников, а к ней на поле боя присоединились добровольческие военизированные батальоны. Многие из них были разозлены потерей Крыма и вдохновлены протестами в Киеве, свергнувшими в феврале президента Виктора Януковича.
Однако эти усилия привели к появлению не единой силы, но разномастного набора подразделений с крайне разной боеспособностью - частей добровольческой Национальной Гвардии, подчиняющихся Министерству Внутренних Дел и частей регулярной армии в подчинении Министерства Обороны - с очень слабой структурой центрального командования.
Этот недостаток взаимодействия дорого обошелся украинским войскам в конце августа.
47-летний старший сержант Игорь Чайковский, ветеран армии, вступивший в добровольческий батальон "Донбасс", рассказал, что недостаток оснащения и поддержки дорого обошелся его части: при отходе из города Иловайска 29 августа погибло около 50 человек, 40 получили ранения, а 110 попали в плен.
- Мы получили приказ отходить, нам сказали, что есть коридор, - рассказал старший сержант Чайковский. - Мы составили колонну из гражданских машин; у нас нет военных машин и тяжелых орудий. У нас был большой гражданский грузовик с ранеными, пикапы и маленькие машины".
По его словам, проехав 18 миль, колонна попал под огонь российской артиллерии и противотанковых гранат. - Мы смогли рассеяться и начать бой, - рассказал старший сержант Чайковский. - Обычно добровольческие батальоны работают как полиция. Мы не должны вести бой.
Он рассказал, что батальон сумел захватить несколько машин и восемь пленных, некоторые из которых оказались россиянами, но их путь отхода был перекрыт. Батальон был окружен и вынужден сдаться, вспоминает он. Российские войска немедленно обменяли нескольких раненых украинцев на своих людей, а затем отдали остатки пленных сепаратистам, рассказал он. Позже его и еще нескольких бойцов отпустили при ноовом обмене пленными, но 99 солдат до сих пор удерживают в подвале штаба Службы Безопасности в Донецке.
Несмотря на потери и масштаб российской интервенции, солдаты, с которыми мы говорили в последние две недели, настаивали, что Украине нужно наращивать силы и продолжать сопротивляться любому разделу украинской территории.
- Многие из тех, кто прошли Иловайск, готовы оставаться и строить батальон, - сказал старший сержант Чайковский. - Если можно будет не воевать, будет лучше. Но наши ребята так настроены, что нужно все сделать правильно и не навредить стране и памяти тех, кто погиб.
Некоторые части проходят подготовку и получают снаряжение. Доброволец Национальной Гвардии, раненный в Иловайске, рассказал, что проходил интенсивную подготовку три месяца в противотанковой части перед тем, как отправиться в бой. Армейский сержант, который был дважды ранен, защищая Донецкий аэропорт от повстанцев, с лицом в шрамах от осколков, сказал с улыбкой, что выжил, потому что на нем был американский бронежилет.
Сержант рассказал, что сепаратисты продолжают атаковать аэропорт день и ночь даже после объявления перемирия 5 сентября, но он уверен, что армия сможет удержать аэропорт и в итоге одержит победу.
- Я думаю, мы останемся единой страной, - сказал он. - Мы так много пережили, вся страна за нас поднялась, вы даже не представляете.
36-летний сержант, который в мирной жизни ремонтирует обувь, рассказал, что его товарищи в части, защищающей аэропорт, такие же рабочие люди, как и он. 
- Один был проводником в поезде, другой перевозил наличные для банков, а третий был автомехаником, - рассказал он. - Мы справимся. Может, будет трудно, но мы точно победим. Моя часть готова сражаться. 

четверг, 18 сентября 2014 г.

Комитет международных отношений Сената единогласно одобрил Акт поддержки свободы Украины 2014 - Сенат США

18 сентября 2014 г.
Вашингтон - Сегодня Комитет международных отношений Сената единогласно одобрил Акт поддержки свободы Украины 2014 18 голосами "за" при ни одном "против".
Проект акта внесли председатель комитета Роберт Менендес (дем. партия, штат Нью-Джерси) и второй по старшинсту член комитета Боб Коркер (респ. партия, штат Теннеси). Проект предполагает введение широких санкций против российского оборонного, энергетического и финансового секторов, а также расширение военной и невоенной поддержки Украины.
"Сегодня в Конгрессе мы все как один поддерживаем президента Порошенко и украинский народ в их стремлении к миру и демократии перед лицом российской агрессии" - заявил Менендес. "Не может быть более мощной демонстрации нашей солидарности с Украиной, чем одобрить этот проект, вводящий жесткие санкции против России за нарушение международного порядка и предоставляющий Украине военную поддержку в этот переломный момент.  Российское вторжение требует твердого и решительного ответа, и принятие Акта поддержки свободы Украины 2014 демонстрирует эту непоколебимую и столь необходимую решимость встать плечом к плечу с Украиной".
Законопроект требует от президента ввести санкции против:
  • Рособоронэкспорта и других российских оборонных компаний, вносящих вклад в нестабильность в Украине, Молдове, Грузии и Сирии;
  • Компаний по всему миру, делающих значительные инвестиции в некоторые нетрадиционные российские нефтедобывающие проекты;
  • Газпрома, если Президент определит, что Газпром удерживает значительные поставки природного газа странам-членам НАТО или продолжает удерживать таковые поставки таким странам, как Украина, Грузия или Молдова. 
Он также уполномочивает налагать ограничения на взаимодействие иностранных финансовых учреждений с банковской системой Соединенных Штатов, если будет определено, что таковое финансовое учреждение осуществляет значительные подлежащие санкциям операции, связанные с российским оборонным и энергетическим секторами, или значительные операции от лица любого российского лица или организации, ставших объектом санкций в связи с кризисом в Украине. 
Этот проект уполномочивает президента предоставлять Украине военную помощь, в том числе:
  • Предоставлять оборонные товары, оборонные услуги и обучение правительству Украины с целью противодействия наступательному вооружению и восстановления суверенитета и территориальной целостности Украины, включая противотанковые вооружения; групповое оружие и боеприпасы; противоартиллерийские радары, предназначенные для выявления и наведения на артиллерийские батареи; системы управления огнем, дальномеры, оптическое и контрольное оборудование и оборудование наведения, тактические разведывательные беспилотники, управляемые солдатами, и оборудование безопасности управления и коммуникаций.  Проект предусматривает выделение 350 миллионов долларов в 2015 финансовом году на вышеуказанные мероприятия.
Он требует от администрации разработать план помощи Украине со стороны Соединенных Штатов, других государств и международных организаций по защите и содействию внутренне перемещенным в результате боевых действий в Украине лицам. 
Законопроект требует от администрации сотрудничества с Украиной по разработке краткосрочного чрезвычайного плана энергетического содействия, который поможет Украине справиться с возможной нехваткой топлива и электричества в 2014-15 гг. и выделяет 50 миллионов долларов на 2015 финансовый год на поддержку вышеуказанных действий.  Он также требует от администрации разработки средне- и долгосрочных планов по увеличению производства электроэнергии и энергоэффективности для улучшения энергетической безопасности Украины и выделяет 50 миллионов долларов на три финансовых года на эти действия. 
Согласно этому законопроекту, президент будет должен представить Конгрессу стратегию США по укреплению гражданского общества в Украине, поддержке независимых СМИ, сокращению коррупцию и увеличению возможностей по наблюдению за выборами.  Этот проект также призывает президента помочь предприятиям украинской оборонной промышленности переориентировать экспорт из России и найти подходящие альтернативные рынки для своей продукции. 

Наконец, законопроект объявляет Украину, Молдову и Грузию союзниками США - не членами НАТО и выделяет 10 миллионов долларов на следующие три финансовых года на противодействие российской пропаганде в странах бывшего Советского Союза с упором на русскоязычное вещание в Украине, Молдове и Грузии.