среда, 24 сентября 2014 г.

Разоренная и потрепанная украинская армия вдохновляет граждан на помощь - New York Times

Автор: КАРЛОТТА ГАЛЛ 22 сентября 2014
Фото:

Раненый член добровольческого отряда, воюющего на стороне украинского правительства, разговаривает с психологом в больнице в Днепропетровске. Боеспособность таких соединений очень разная. Фото:Mauricio Lima, The New York Times

ДНЕПРОПЕТРОВСК, Украина - друзья и родственники бродят у входов двух главных больниц этого города в восточной части центральной Украины - мужчины, встречающие друзей объятиями и хлопками по плечу, или разделяя с ними сигарету, женщины, которые приезжают к раненым, сортируя посылки с едой и разливая чашки сладкого чая.
Внутри двух больниц, одна из которых гражданская, а другая - военная, медперсонал занят лечением десятков украинских солдат, раненых за шесть месяцев войны с поддерживаемыми Россией сепаратистами в неспокойных регионах на востоке. По мере роста потерь граждане и группы помощи раненым солдатам и их семьям сплотились вокруг своей давно разоренной армии в приливе патриотизма.
По сведениям групп поддержки, к настоящему времени в конфликте было убито более 800 солдат.
- У нас нет армии, - сказал Андрей
Карныш, ветеран пограничной службы и председатель региональной группы поддержки, посещавший раненых в военном госпитале. - Ребят отправили на автобусах, с автоматами по 30 патронов на каждого, - рассказал Карныш. - Ни бронежилетов, ничего.
Солдаты и ветераны рассказали нам, что вооруженные силы испытывают нехватку личного состава, обучения и экипировки, сражаясь с гораздо более многочисленным и сильным противником: не сепаратистами, но стоящими за ними российскими войсками, обладающими превосходящей огневой мощью. Кремль отрицает какую-либо свою роль в боевых действиях, но почти каждый солдат рассказал нам о непосредственных контактах с российскими войсками.
- Они по нам стреляли, как по мишеням, - рассказал Виктор, резервист с рукой на перевязи. Он сообщил только свое имя, заявив, как и большинство других солдат, что представляться репортеру против правил. Виктор рассказал, что был ранен 29 августа, когда украинские войска пытались отступать через предварительно обговоренный коридор, но все равно попали под шквальный огонь российских войск.
Другой солдат, рассказавший, что только вернулся после четырех месяцев в Донецкой области, пожаловался, что "в армии нет припасов". "Нет хороших бронежилетов, оружия или техники" - продолжал солдат. "Мы не видели американских припасов и лекарств, которые нам передали. Трудно было достать лекарства".
Карныш рассказал, что за 23 года независимости все руководители Украины позволяли вооруженным силам разваливаться и даже распродавали часть их оборудования. Бюджеты стали такими жалкими, что он и его друзья собирали средства, чтобы заплатить за один прыжок для каждого десантника во время боевой подготовки.
- Мы гражданские, и мы собираем средства, чтобы армия могла стрелять, - рассказал он.
Когда в марте Россия аннексировала Крым, а пророссийские сепаратисты начали устраивать протесты на востоке Украины, украинские вооруженные силы оказались в основном неспособными противостоять угрозе. С тех пор в армию были призваны тысячи призывников, а к ней на поле боя присоединились добровольческие военизированные батальоны. Многие из них были разозлены потерей Крыма и вдохновлены протестами в Киеве, свергнувшими в феврале президента Виктора Януковича.
Однако эти усилия привели к появлению не единой силы, но разномастного набора подразделений с крайне разной боеспособностью - частей добровольческой Национальной Гвардии, подчиняющихся Министерству Внутренних Дел и частей регулярной армии в подчинении Министерства Обороны - с очень слабой структурой центрального командования.
Этот недостаток взаимодействия дорого обошелся украинским войскам в конце августа.
47-летний старший сержант Игорь Чайковский, ветеран армии, вступивший в добровольческий батальон "Донбасс", рассказал, что недостаток оснащения и поддержки дорого обошелся его части: при отходе из города Иловайска 29 августа погибло около 50 человек, 40 получили ранения, а 110 попали в плен.
- Мы получили приказ отходить, нам сказали, что есть коридор, - рассказал старший сержант Чайковский. - Мы составили колонну из гражданских машин; у нас нет военных машин и тяжелых орудий. У нас был большой гражданский грузовик с ранеными, пикапы и маленькие машины".
По его словам, проехав 18 миль, колонна попал под огонь российской артиллерии и противотанковых гранат. - Мы смогли рассеяться и начать бой, - рассказал старший сержант Чайковский. - Обычно добровольческие батальоны работают как полиция. Мы не должны вести бой.
Он рассказал, что батальон сумел захватить несколько машин и восемь пленных, некоторые из которых оказались россиянами, но их путь отхода был перекрыт. Батальон был окружен и вынужден сдаться, вспоминает он. Российские войска немедленно обменяли нескольких раненых украинцев на своих людей, а затем отдали остатки пленных сепаратистам, рассказал он. Позже его и еще нескольких бойцов отпустили при ноовом обмене пленными, но 99 солдат до сих пор удерживают в подвале штаба Службы Безопасности в Донецке.
Несмотря на потери и масштаб российской интервенции, солдаты, с которыми мы говорили в последние две недели, настаивали, что Украине нужно наращивать силы и продолжать сопротивляться любому разделу украинской территории.
- Многие из тех, кто прошли Иловайск, готовы оставаться и строить батальон, - сказал старший сержант Чайковский. - Если можно будет не воевать, будет лучше. Но наши ребята так настроены, что нужно все сделать правильно и не навредить стране и памяти тех, кто погиб.
Некоторые части проходят подготовку и получают снаряжение. Доброволец Национальной Гвардии, раненный в Иловайске, рассказал, что проходил интенсивную подготовку три месяца в противотанковой части перед тем, как отправиться в бой. Армейский сержант, который был дважды ранен, защищая Донецкий аэропорт от повстанцев, с лицом в шрамах от осколков, сказал с улыбкой, что выжил, потому что на нем был американский бронежилет.
Сержант рассказал, что сепаратисты продолжают атаковать аэропорт день и ночь даже после объявления перемирия 5 сентября, но он уверен, что армия сможет удержать аэропорт и в итоге одержит победу.
- Я думаю, мы останемся единой страной, - сказал он. - Мы так много пережили, вся страна за нас поднялась, вы даже не представляете.
36-летний сержант, который в мирной жизни ремонтирует обувь, рассказал, что его товарищи в части, защищающей аэропорт, такие же рабочие люди, как и он. 
- Один был проводником в поезде, другой перевозил наличные для банков, а третий был автомехаником, - рассказал он. - Мы справимся. Может, будет трудно, но мы точно победим. Моя часть готова сражаться. 

Комментариев нет:

Отправить комментарий