воскресенье, 7 сентября 2014 г.

Почему так важен хештег #RussiaInvadedUkraine - New York Times

Автор: Кристия Фриленд. 5 сентября 2014
Фото:

Пророссийский сепаратист возле поврежденного военного мемориала на холме к востоку от Донецка.Фото: Максим Шеметов/Reuters

На прошлой неделе Президент России Владимир Путин заявил, что может взять Киев за две недели. На этой неделе он отверг перемирие, а затем предложил мирный план. Сейчас перемирие действует. Это виляние сделало свое дело, оставив Запад в недоумении о его намерениях в тот самый момент, когда ЕС и НАТО проводили встречи, на которых пытались решить, как им противостоять.

Тем временем украинцы нанесли ответный удар в информационной войне. Когда в конце августа российские солдаты вступили в открытые бои с украинской армией, в трендах Твиттера появился новый хештег. Придуманный беларусом и c энтузиазмом распространяемый украинцами, хештег #RussiaInvadedUkraine [Россия вторглась в Украину] был использован не менее полумиллиона раз за первые несколько дней. Прошла неделя, но он до сих пор используется сотни раз в час.

Использование активистами современных технологий стало одной из отличительных черт этого конфликта. Украинский Майдан начался с поста в Фейсбуке, а в конфликте на востоке принимает участие "отряд ботаников", в составе которого добровольцы, собирающие средства на беспилотники с помощью краудфандинга. В хештеге #RussiaInvadedUkraine важна его прямота.

Одной из особенностей российской войны против Украины стало возвращение Новояза в язык СМИ. Кремль использует дезинформацию, пропаганду и прямой обман, чтобы склонить дискуссию в свою пользу. Украинские интернет-активисты, используя хештег #RussiaInvadedUkraine, напомнили западным лидерам и журналистам, которые не любят использовать такие прямые выражения, что наша слабая риторика - ненужная уступка Путину.

Возможно, вам покажется, что когда идет война, уже унесшая не менее 3 000 жизней, споры о терминологии неуместны. Но это не так. Джордж Оруэлл в своем известном эссе 1946-го года "Политика и английский язык" утверждал, что борьба с плохим английским - не праздное увлечение, поскольку"беспорядочность в языке склоняет нас к глупым мыслям".

Можно привести аргументы и в пользу уклончивой риторики. Называя агрессию России против Украины "вмешательством", как делал президент Обама, когда российские танки впервые оказались в Украине, мы могли оставить Путину легкий путь отхода. Логика такова: если он никуда не "вторгался", то ему не нужно будет испытывать горечь поражения.

Эта теория могла быть разумной этим лентом, после уничтожения Борта 17 Малайзийских Авиалиний. Россия к тому времени уже вторглась и аннексировала часть Украины (Крым), а российские граждане, вооруженные российским оружием, стали лидерами восстания в Донбассе на востоке Украины. Однако еще можно было надеяться, что Владимир Путин решит прекратить конфликт, который уже обошелся России в миллиарды долларов.

Но он этого не сделал. Напротив, когда украинская армия стала продвигаться вперед в Донбассе, Путин погел на дальнейшую эскалацию, непосредственно направив в Украину российские войска и вооружения.

Путин уже подавил некогда процветавшую российскую свободную прессу, изгнал и посадил лидеров оппозиции и захватил непосредственный контроль над СМИ. Если он захочет придти к компромиссу в Украине - а сейчас, по-видимому, в лучшем случае он выберет отвратительный, дестабилизирующий "замороженный конфликт" в Донбассе - ему не потребуется Запад, чтобы оправдать свое решение перед россиянами. Для этого у него есть мощная внутренния пропагандистская машина.


Принимая путинский Новояз, мы не предлагаем ему полезный дипломатический фиговый листок. Мы убеждаем его в его силе и нашей слабости. Когда по российскому телевидению говорят, что российские войска, сражающиеся в Украине, находятся "в отпуске", Кремль заявляет не только, что готов направлять солдат в Украину, но и что может объяснить их присутствие там до неприличия явными оправданиями, кажущимися почти что насмешкой.

Путин бросает нам вызов двойным блефом: военным и риторическим. Рационально иметь разногласия относительно того, какую помощь следует оказывать Украине и насколько сильные санкции налагать на Россию. Но более невозможно иметь разное мнение о том, что происходит.

Это не гражданская война и не фашистский переворот. Это не восстание жителей востока Украины против фашистского режима.

Мы не знаем, являются ли разговоры о перемирии реальными или лишь уловкой; мы не знаем даже, выживет ли Украина как полноценная, независимая страна. Но ясно одно: Россия вторглась в суверенную, демократическое государство, и пытается диктовать ему свою волю, применяя силу.

Мы можем решить, что у нас не хватает воли остановить это или более существенно помочь в этом украинцам, но принимая это решение, мы должны ясно понимать, что происходит. Отличать правду от лжи необходимо, поскольку этот конфликт начался с восстания украинцев против авторитаризма и за права и обязанности свободных граждан, которые украинцы называют европейскими ценностями. Это в том числе и борьба за свободу слова против цензуры. В российско-украинском конфликте важна моральная ясность, но для этого нам нужна и ясность языковая: украинцы решили построить у себя демократию и вступить в торговое соглашение с Европой; Россия вторглась.

Как заявила в начале недели президент Литвы Далия Грибаускайте (конечно же, в Твиттере): " #Украина подверглась нападению за ее европейский выбор. Она защищает не только свою территорию, но и #Европу и ее ценности".

Если бы бои на Донбассе действительно были бы гражданской войной, они были бы важны для украинцев, россиян, жителей Восточной Европы и всех, кому небезразличны тысячи погибших. Однако влияние на мировую безопасность было бы ограничено. Страны иногда распадаются - например, Советский Союз, Югославия, Чехословакия, возможно, даже Великобритания.

Украинский конфликт имеет более широкие последствия потому, что это не гражданская война. Это аннексия территории, вторжение одной европейской страны в другую. Как заявил Карл Бильдт, министр иностранных дел Швеции, в своей речи в Берлине в июне, вся структура безопасности Европы основана на соглашение, что такого больше никогда не случится.

"Принцип соблюдения существующих границ стал одной из основ мира в нашей Европе" - заявил Бильдт. "И он соблюдался до марта этого года".

Другими словами, Россия нарушила геополитические правила Европы, и тем самым изменила их.

Противостояние Путину - болезненная перспектива, но жить в мире с этими новыми правилами - перспектива не менее болезненная. Путин и его пропагандисты очень хорошо это понимают, поэтому они с радостью предоставляют нам возможность использовать туманные определения. Идти у них на поводу - самый опасный выбор из возможных. #RussiaInvadedUkraine. Ретвит, пожалуйста.

Кристия Фриленд - автор книги "Распродажа века: дикий переход России от коммунизма к капитализму” и член парламента Канады от Либеральной партии.

Источник

Комментариев нет:

Отправить комментарий