среда, 3 сентября 2014 г.

Только эти три шага позволят НАТО противостоять Путину - Huftington Post

Верховный Главнокомандующий НАТО (2009-2013)


Адмирал Джеймс Г. Ставридис и профессор Джулиан Линдли-Френч
Североатлантический Альянс должен создать силы НАТО 21-го века, если хочет оставаться стратегической военной силой. На этой неделе лидеры НАТО соберутся в Уэльсе, чтобы обсудить будущее самого могущественного военного союза демократий в мире. В час, когда они садятся за стол переговоров, российские войска расчленяют Украину, будушее Афганистана вновь под вопросом, фанатики Исламского Государства угрожают структуре всех ближневосточных государств, а стремительное развитие сетевых, ракетных и ядерных технологий изменяет облик двух важнейших аспектов НАТО - обороны и безопасности..
Поэтому сентябрь 2014 года запомнят как "шверпункт" [schwerpunkt (нем.) - ключевой момент; направление главного удара - прим. перев.] НАТО, решающий момент, когда НАТО решила, сохраниться ли ей как стратегическая сила или исчезнуть. Если верным окажется первое, сентябрь 2014 года также ознаменует создание подлинного альянса 21-го века в рамках соответствующей моменту Стратегической Концепции НАТО по коллективной обороне, управлению кризисами и общей безопасности, которая ляжет в основу решений, принимаемых всеми Союзниками по обороне и составу вооруженных сил.

Альянсы создаются с двумя целями: предотвращать войны и при необходимости выигрывать войны. Влияние и воздействие - два основных стратегических "товара", которыми "торгуют" альянсы. Процветает альянс или рушится, измеряется уровнем стратегического единства усилий и целей его членов и уровнем взаимодействия их вооруженных сил. Потеряв то или другое (или и то и другое сразу), альянс фактически оказывается недееспособен. 

ЧЕРНЫЙ ДЕНЬ НЕМЕЦКОЙ АРМИИ
21 марта 1918 года, укрепившаяся в результате падения царской России, Имперская Армия Германии начала операцию "Микаэль". Это была отчаянная попытка Берлина разбить британцев и выиграть Первую Мировую до того, как американцы успеют перебросить в Европу значительные силы.
В первые дни битвы штурмовики кайзера добились поразительных успехов. Наступление было не просто триумфом оружия. Между Британией и Францией, а также в британском правительстве Ллойда Джорджа, царил опасный раскол в отношении стратегии. Одна сторона, "западники", полагала, что войну можно выиграть, только разбив немецкую армию на полях Фландрии. Однако так называемые "восточники" почему-то считали, что кайзера можно победить, только атаковав фланги Германии в Турции и других местах.
Недостаток стратегического единства усилий и целей привел к ослаблению британской обороны в критической области, где не так давно произошла битва на Сомме. К счастью, за годы, прошедшие с 1914-го, в британской армии произошли поистине революционные изменения в области военной стратегии и тактики. Британцы не были разбиты, но отошли в сравнительно стройном порядке, по мере отхода понемногу прореживая ряды элитных штурмовиков, до тех пор, пока истощенная немецкая армия не потеряла возможность наступать.

8 августа 1918-го года в Битве при Амьене, которую генерал Людендорф назвал "черным днем немецкой армии", войска Британского Содружества при поддержке французов и американцев начали масштабное контрнаступление. Британцы использовали совершенно новую форму маневренной войны - Общевойсковой бой. Авиация, танки, артиллерия и пехота тесно взаимодействовали, поддерживая друг друга и сокрушили немецкие войска. Последовавшие события, ныне известные как Стодневное Наступление, фактически завершили Первую Мировую войну.

НАТО ПРОТИВ РОССИЙСКОЙ ГИБРИДНОЙ ВОЙНЫ В УКРАИНЕ
К счастью, Альянс сейчас не находится в состоянии войны, однако НАТО явно столкнулась с политическим эквивалентом операции "Микаэль". Российское гибридное, вернее, уже не вполне гибридное вторжение на восток Украины должно стать как минимум тревожным звоночком. Однако лидеры Союзников демонстрируют стратегическую неуверенность и глубокий раскол по поводу реакции на российские агрессивные действия в Украине. Этот раскол отражает не только недостаток стратегического единства усилий и целей, но и глубокой разделенности НАТО на тех, кто просто желает защиты США, и европейцев, считающих военную силу только приложением к мягкой силе. НАТО нужно вернуть общий уровень амбиций, которого в последнее время явно недостаточно, что Москва с большой радостью и использует. 

Только Британия и Франция прилагают сколько-нибудь серьезные усилия для создания военных экспедиционных возможностей, позволяющих сохранять военную близость с США, силы которых все более растягиваются. Однако после десятилетия постоянных операций и сокращений расходов на оборону небольшие британские и французские вооруженные силы изношены. Поэтому, чтобы саммит в Уэльсе стал шверпунктом НАТО 21-го века, Альянс должен сделать первые шаги по восстановлению хоть какого-то подобия военной состоятельности, от которой зависят влияние, сдерживание и оборона
В основу НАТО должна лечь армия будущего, соответствующая новым вызовам. Поэтому Альянс должен вернуться к свои военным корням и радикально пересмотреть полезность использования силы в стратегических целях. С этой целью саммит в Уэльсе должен принять три фундаментальных и необходимых военных решения:
·         Коллективная оборона: Коллективная оброна согласно Статье 5 должна быть модернизирована и реорганизована вокруг сетевой обороны, ракетной обороны и продвинутых мобильных сил, крайне важных для современной обороны. Следует создать концепцию общевойскового боя  21-го века и лучше подготовить силы НАТО для действий по всему миру и шести современных стихиях войны - в вохдухе, в море, на земле, в сети, в космосе и в знаниях.
·         Разрешение кризисов: Верховный Штаб Союзников в Европе (SHAPE), Силы Реагирования НАТО и Силы Повышенной Готовности (HRF) следует радикально реструктурировать в Силы Будущего НАТО. Такие силы будут основаны на принципе единства усилий и целей армии Альянса. Это, в свою очередь, даст возможность Альянсу эффективно создавать силы и командовать и контролировать сложные коалиции во всем спектре миссий от высокотехнологичной войны до гибридной войны, которую Москва осуществляет в Украине.
·         Совместная безопасность: Альянс должен быть лучше подготовлен для работы со всеми его мировыми стратегическими партнерами, государствами и институтами, войсками и гражданскими лицами, если он хочет остаться состоятельным в мировой безопасности, как и в безопасности Европы. Можно сказать, что восстановление взаимодействия европейской безопасности и мировой безопасности - Основная Директива НАТО.

Способные к действиям по всему миру Силы Будущего НАТО должны лечь в основу новой НАТО, в которой имеющиеся концепции планирования НАТО 2020, Умная Оборона и Инициатива Объединенных Сил фактически будут объединены с Силами Реагирования НАТО и HRF в доктрине Общевойскового боя 21-го века. Глубокое, органичное единство сил НАТО станет ключевым механизмом взаимодействия в основе сил, позволяющих странам создать необходимый баланс возможностей и издержек.

Хотя много значения придается необходимости членам НАТО тратить не менее 2 процентов ВВП на оборону, недостаточно значения придается тому, какие именно силы будущего такие расходы должны создавать. Целевые два процента будут политически обоснованы, только если лидеры государств будут убеждены не только в том, сколько необходимо тратить на их вооруженные силы, сколько в том, какие силы будут созданы в результате этих затрат и с какой целью. "Соотношение цены и качества" является важнейшей и неизбежной оборонной догмой современности. 

В стратегические силы НАТО после Уэльса должен войти принципиально новый компонент: знания. Несмотря на все разговоры о военных возможностях, важнейший компонент боевых возможностей НАТО - общие знание и понимание среды и диктуемых ею практических действий.
В самом деле, знания являются важнейшим компонентом взаимодействия, будь то в управление кампаниями на политическом уровне или на уровне военных операций. Более того, общие знания также важны, поскольку укрепляют крайне важное доверие между членами Альянса, которое в последнее время подверглось серьезным испытаниям.
Альянс должен действовать быстро, поскольку современное взаимодействие строится на знаниях, полченных из более десяти лет операций и улучшенного механизма обмена разведданными. При этом такие знания могут быть очень быстро потеряны, если не приложить усилий по их систематическому сбору и встраиванию в Силы Будущего НАТО посредством инновационных учений, образования и обучения.

В первую очередь НАТО должна оставаться состоятельной стратегической военной силой. Поэтому Силы Будущего НАТО должны быть боевой силой, которая при этом будет достаточно гибкой, чтобы находится на пороге между силами США, Европы и партнеров, и между мягкой и жесткой силой.
Канцлер Германии Меркель верно сказала на саммите ЕС на этих выходных, что разрешение украинского кризиса не будет носить военный характер. Она права. Действительно, в новом столетии, которое обещает стать очень опасным, большинство кризисов в первую очередь потребуют инструментов мягкой силы и политических решений. Эта реальность придает еще большее значение эффективному партнерству ЕС-НАТО и военно-гражданскому сотрудничеству. Однако без мощной поддержки в виде состоятельной жесткой военной силы, составляющей основу НАТО, мягкая сила, как писал Томас Гоббс, становится "ножнами без меча", а значит, является "лишь словами".

Этот опасный 21-й век станет безопаснее, если Запад будет силен в единстве. Сильный Запад требует сильной и легитимной НАТО, построенной на сильных и состоятельных вооруженных силах. Уэльс - время и место для действия. Это также время и место для радикальных перемен в НАТО.

Адмирал Джеймс Г. Ставридис
Флот США (в отставке), бывщий Верховный Главнокомандующий НАТО в Европе и Декан Школы Права и Дипломатии Флетчера университета Тавта, штат Массачусетс.
Профессор Джулиан Линдли-Френч
Старший научный сотрудник, Институт Государственного дела, Директор Europa Analytica и Почетный научный сотрудник Национального Оборонного Университета, Вашингтон, округ Колумбия.

Комментариев нет:

Отправить комментарий