суббота, 2 августа 2014 г.

Украинское контрнаступление удивило Кремль - Chatham House

Примечание переводчика: Chatham House, он же Королевский Институт Международных Отношений - самый влиятельный аналитический центр за пределами США. Его анализ причин поражений и побед Украины и возможной реакции Кремля и Европы определенно заслуживает внимания.

Август 2014, Том 70, № 4






Ассоциированный член, Российско-евразийская программа
Однако киевскому правительству еще многое предстоит преодолеть

Украинские войска на бронированной машине в сельской местности под удерживаемым повстанцами городом Донецком. Фото: Dominique Faget/AFP/Getty

Для тех, кто разделяет взгляд Путина на Украину как на "искусственное государство", бегство пророссийских повстанцев из их оплота Славянска 5 июля могло оказаться шоком. Во всяком случае, Кремль явно удивлен. 

Когда 7-го апреля переходный президент Украины Александр Турчинов объявил начало "антитеррористической операции" против повстанцев, в Украине очень скептически оценивали возможность правительства обеспечить хоть какую-то силовую операцию. 

Причиной такого скептицизма была не слабая национальная идентичность, но тотальная дезориентация после оккупации и аннексии Крыма. Склонность России к шпионажу, взяткам, угрозам и экономическому давлению давно воспринимается как должное. Но аксиома "Россия никогда не будет воевать с Украиной" глубоко укоренилась даже среди украинских силовиков. 

Переходное правительство, назначенное украинским парламентом после резкого "отъезда" бывшего президента Виктора Януковича не было правительством силовиков-профессионалов. Под руководством премьер-министра Арсения Яценюка финансовые и экономические госслужащие продемонстрировали опыт и компетентность. В оборонном и силовом секторе картина была иная. Многие новые назначенцы были высокомотивированы, но неопытны. Другие также не блистали компетентностью. 

Заняв свои посты, они обнаружили систему обороны и безопасности, лишенную мозга и c неработающими жилами связей. В последние дни власти Януковича архивы личных дел и операций Службы Безопасности Украины (СБУ) были уничтожены, коды изменены, а коммуникационные системы - приведены в негодность. 

Много лет при участии Януковича российская агентура проникала в структуры обороны, безопасности и правоохранительных органов, а в последние недели руководство СБУ получало приказы из Москвы.  Хотя Министерство обороны и вооруженные силы сохранили значительную часть структурной целостности, высшие эшелоны командования были очищены, а их активы - изъяты государством, превратившимся в открытого хищника. Начиная с 2012 года важной темой семинаров в Киеве было прекращение функционирования государства. 

По этим причинам страна оказалась не готовой к войне. Ей предстояло справиться с хорошо вооруженными повстанцами под умелым командованием, поддерживаемыми российскими советниками, войсками, переброшенными из Крыма, и российскими бойцами специального назначения. В начале апреля эти силы распространялись по Донецкому и Луганскому регионам. Одновременно с этим Украине необходимо было организовать глубокую оборону против четырех российских боевых групп, размещенных на ее границах. Но до начала июня Соединенные Штаты и другие члены НАТО отказывались предоставлять большую часть военных поставок нелетального характера, запрашиваемых Украиной. 

Восстановление 

На этом фоне стоит удивляться не тому, насколько медленно, а тому, насколько быстро Украина перехватила инициативу. К середине мая новое командование частично восполнило части добровольцами и провело две ограниченные мобилизации. Оно провело значительную передислокацию частей, ввело новый режим обучения и восстановило эффективное командование и контроль. Силы, лояльность которых была сомнительна - в первую очередь войка Министерства Внутренних Дел - были распущены, а вместо них основаны новые формирования, такие как Национальная Гвардия. 

9 мая части Национальной Гвардии и Министерства Обороны восстановили контроль над городом Мариуполем на юго-востоке, но для его удержания им потребовалась поддержка частных охранных формирования Рината Ахметова, одного из богатейших людей Украины. 27 мая они нанесли сокрушительное поражение повстанцам под Международным аэропортом Донецка имени Сергея Прокофьева. К 1 июля, несмотря на недостаток резервов, "антитеррористические" силы восстановили контроль над 23 из 36 районов, захваченных повстанцами. 

"Антитеррористическая операция" получила свое спорное название в связи с требованиями украинского законодательства. По закону, помимо АТО, есть только один повод для общей мобилизации и военных операций: чрезвычайное или военное положение. 

Кроме того, Украина заявляет, что пророссийские повстанцы применяют террористическую тактику - размещение тяжелой артиллерии в жилых районах и использование "провокаций" для нанесения потерь гражданскому населению и очернения Киева в глазах местных жителей. 

Законодательными условностями объясняется и то, что операции всех вооруженных сил координирует антитеррористический центр СБУ, а не генеральный штаб. С того момента, как Петр Порошенко выиграл выборы 25 мая, он установил над операцией контроль, которого не хватало переходному президенту. Генерал-лейтенант Виктор Муженко, которого Порошенко 3 июля назначил главой Генерального Штаба, по-видимому, является мозгом операции, в ходе которой украинские войска наступают на последние оплоты повстанцев, города Донецк и Луганск. 

Характер "гибридной войны" на востоке вызвал замешательство, что от него и требовалось. Столетиями нерегулярные войны на границах царской и советской империй велись по сходным принципам. Модель войны строится вокруг неформальных сетей, а не вертикальных структур; эта схема неразборчивая, но гибкая, скрытая и коварная, и призвана стереть грань между гражданским и международным конфликтом. Ее бойцы - не только действующие офицеры Спецназа и Федеральной Службы Безопасности, но и отставные военные и дезертиры, частные службы безопасности олигархов, казаки, чеченские боевики, авантюристы и преступники. 

Финансы приходят не только из российской казны, но и из номинально частных банков и компаний, а также от карманных олигархов Януковича. По всем этим причинам утверждение о "руководстве" из Кремля спорно; а военная поддержка с его стороны заметна, но ее можно отрицать. 

Однако у модели есть свои ограничения. Во-первых, без сильного местного компонента бомба не взорвется. До достижения конфликтом пика напряженности, по результатам опросов 70 процентов Донецкой и Луганской областей (регионов) хотели, чтобы Украина осталась унитарным государством. Даже если эти цифры верны, 30 процентов - это очень много людей, которые в лихорадке войны способны в разы увеличить силы повстанцев. Однако в трех оставшихся восточных областях Украины, не говоря уже о четырех областях русскоговорящего юга, бомба не взорвалась, несмотря на провокации российских агентов в Одессе и других местах. 

Другое ограничение в том, что при поражении сети имеют свойство рваться. Авторитет Александра Бородая, "премьер-министра", и Игоря Гиркина, "министра обороны" так называемой Донецкой Народной Республики подвергается сомнению командирами ополченцев и Олегом Царевым, бизнесменом и политиком, которому Россия отвела ведущую роль в политическом процессе. После трагедии малайзийского лайнера их власть почти наверняка ограничит генерал-лейтенант Владимир Антюфеев, 20 лет прослуживший главой КГБ Приднестровья, такой же безжалостный, как и Гиркин, и в десять раз более умелый. 

Неясность 

С момента появления в Крыму первых "зеленых человечков" в западных бизнес-кругах обсуждаются действия России и реакция Запада. Однако именно Украина, а не Запад, изменила ход конфликта. Неизвестно, хорошо ли Кремль понимает ЕС или НАТО, но он явно недооценил единство и стойкость Украины. Если бы случилось иначе, если бы восстание охватило Запорожье и Одессу и приблизилось к границе Молдавии, мы, возможно, обсуждали бы неизбежную войну, а не разрешение кризиса. 

Однако пока на такое "разрешение" можно только надеяться. Сейчас, когда силы повстанцев расколоты и в основном окружены, возможно, приближается эндшпиль. Но это не значит, что конфликт завершится. Назначив генерала Антюфеева, успешного архитектора "замороженных конфликтов", своим фактическим полномочным представителем в Донецке, Путин как нельзя более ясно показал, что не намерен допустить, чтобы этот регион вернулся под контроль Киева. 

Это только подогревает страхи, что европейские партнеры Украины не позволят России проиграть без ее на то согласия. Неоднократно Запад давил на Порошенко, принуждая заключить перемирие, которое соблюдает только украинская сторона. Слишком рано говорить, ослабит ли трагедий малайзийского Боинга это давление, или, наоборот, усилит. 

Наконец, есть опасность того, что Украина сможет одержать военную победу, только оттолкнув от себя мирное население, все более обвиняющее в своих бедах обе стороны. Восстановление Донбасса будет аналогично восстановлению Восточной Германии, только без средства Западной Германии. Но еще сложнее будет примирить граждан и власть в расколотом и травмированном обществе.

2 комментария:

  1. Нет у нас в Донбассе "повстанцев".Есть наркоманы,алкаши, ПРидурки, поверившие Путину, что он им манну небесную даст несмедленно, под эгидой русского спецназа и агентуры..А теперь и террористов с наемниками....

    ОтветитьУдалить