суббота, 2 августа 2014 г.

Сюрреалистичная неделя с донецкими повстанцами - Financial Times

  Автор: Гай Чазан
Странное похищение и освобождение показывают, как изменился город

Алексей, 28-летний историк, пару недель назад шел по улице своего родного города Донецка, как вдруг вооруженные люди из батальона "Восток" остановили его, запихнули в свою машину и увезли.

Этот инцидент стал началом сюрреалистичной недели. Алексей стал еще одним похищенным пророссийскими сепаратистами жителем Донецка, который они контролируют с апреля. Его ждали шесть дней принудительного труда. Его привезли на блокпост повстанцев в Первомайском, маленькой деревушке на северо-запад от Донецка и заставили копать окопы, наполнять мешки песком и иногда чистить картошку. Он дважды попадал под шквальный огонь украинских войск, располагавшихся неподалеку.

Алексей не держит особого зла на похитителей. "По крайней мере, они меня не били" - говорит он. Они также регулярно его кормили и давали ему сигареты. Его знакомых, которых схватил другой отряд повстанцев - Русская Православная Армия - подвергали насилию и держали в сыром, темном подвале, тогда как он спал в относительном комфорте - в брошенном деревенском доме.

История Алексея - не единичный случай. В отчете ООН, обнародованном на этой неделе, говорится, что на востоке Украины наблюдается "полный коллапс правопорядка", а вооруженные группировки занимаются "устрашением и террором". Повстанцы, говорится в отчете, продолжают похищать, удерживать, пытать и казнить заложников, злоупотребляя властью над населением "грубыми и жестокими методами".

При этом над жителями Донецка нависла новая опасность: ожесточенные бои на окраинах между отрядами повстанцев и украинскими правительственными войсками, добившимися значительных успехов за последние две недели. Каждую ночь по городу разносится грохот канонады. Каждое утро жители обнаруживают здания, разрушенные артобстрелами: снаряды наносят ущерб как участникам боевых действий, так и мирным жителям. Гибнет все больше людей.

Донецк совершенно изменился с тех пор, как я был здесь два месяца назад. Тогда было трудно поверить, что этот миллионный город находится в эпицентре одного из самых ожесточенных противостояний Запад и Востока со времен холодной войны. Его живописные парки были полны людей, гулявших под весенним солнцем. Уличные кафе были переполнены; магазины и рынки бойко торговали. Население считало повстанцев, захвативших в апреле здание региональной администрации Донецка, кучкой клоунов.

Теперь все изменилось. Теперь повстанцы вызывают страх, а не насмешки. Некоторые пользуются полным отсутствием полиции, угоняя машины и грабя магазины. Царит самосуд: Алексея взяли под предлогом распития пива в общественном месте.

Десятки тысяч бежали из города. Вокзалы переполнены сотнями горожан, часами стоящих в очередях, чтобы купить билет и выехать из города. Центр города опустел. Двери и окна магазинов заколочены; во многих банкоматах кончились наличные.

Ощущения цирка тоже больше нет. Первая волна повстанцев - мелких активистов и романтиков, годами мечтавших о воссоединении с Матушкой Россией - оттеснена профессионалами из Москвы. Игорь Стрелков, командующий войсками повстанцев, и Владимир Антюфеев, глава их службы безопасности - граждане России. Последний раньше был главой внутренней безопасности Приднестровья, поддерживаемого Россией региона, отколовшегося от Молдовы.

Баррикады из покрышек, колючей проволоки и мешков с песком, окружавшие захваченное здание администрации, убраны, а само здание прибрано. Даже лифты снова работают. Однако недовольство режимом повстанцев широко распространено, даже при том, что его до сих пор высказывают в основном по кухням. Часто можно увидеть граффити с портретом Стрелкова с пистолетом у виска и надписью "Just Do It".

Алексей вырвался из плена, пойдя на хитрость. Они считали его наркоманом (они ошибались). Поэтому он сказал им, что если они его отпустят, он будет варить им метамфетамин. Его отпустили с условием, что он принесет им мет - но он к ним так и не вернулся.

Он говорит, что около 10 процентов похищенных повстанцы заставляют присоединиться к ним. Алексей никогда бы на такое не согласился. "Я боялся, что они узнают, что я полностью их не поддерживаю, что я за единую Украину" - рассказал он. Он подумывал бежать на контролируемую украинскими войсками территорию, но боялся, то его примут за шпиона.

После его освобождения блокпост в Первомайском был уничтожен, а местность теперь контролируют украинские войска. Как же он оценивает шансы повстанцев? "Все скоро сойдет на нет" - говорит Алексей, - "как только Россия перестанет им платить".


Комментариев нет:

Отправить комментарий