воскресенье, 20 июля 2014 г.

Выстрел, который закончит войну - Foreign Policy

Почему катастрофа MH17 - начало конца для сепаратистов в Украине и кошмар для Владимира Путина.

· Автор: Mарк Галеотти
18 июля 2014

 Примечание переводчика: Я сперва подумал, не стоит ли убрать описание ситуации, занимающее всю первую половину статьи, так как там одни известные факты, и к тому же с некоторыми неточностями. Но поразмыслив, решил оставить, чтобы дать представление, как освещаются события на востоке Украины в западных СМИ. Если кому-то это неинтересно, пролистывайте сразу до "И одна эта ракета изменила весь длившийся шесть месяцев конфликт."

Практически нет сомнений, что малайзийский боинг MH17, гибель которого унесла 298 невинных жизней, был сбит ракетой, выпущенной сепаратистами. Похоже, повстанцы не понимали, что целятся в гражданский авиалайнер. В самом деле, перехваченные телефонные переговоры между командирами повстанцев отражают их удивление и ужас: По-видимому, они считали, что это украинский военный самолет (по крайней мере об этом заявил "министр обороны" повстанцев Игорь Стрелков. Однако едва ли важно, было ли уничтожен MH17 осознанным преступлением или чудовищной ошибкой. В любом случае эта катастрофа представляет собой серьезнейшую угрозу Кремлю за много месяцев тайной войны в Украине, которая, вероятно, приведет эту войну к скорому завершению - возможно, даже более кровопролитному.

Хотя, несомненно, у жителей востока Украины есть основания для недовольство, а большинство повстанцев - местные жители, восстание, фактически, полностью создано Россией. С момента начала восстания Россия вооружала, вдохновляла, снабжала и защищала повстанцев, поддерживая отстраненность на официальном уровне. Известно, что Стрелков - офицер российской разведки; оружие и добровольцы постоянно пересекают границу с Украиной; Москва также угрожала ответными действиями на жесткие шаги украинского правительства по подавлению восстания на собственной территории. Несмотря на это, Кремль утверждает, что украинский кризис - ее внутреннее дело

После трагедии MH17 Москва не сможет и не станет продолжать делать вид, что она здесь ни при чем.

В последнее время Кремль демонстрирует признаки нетерпения и неуверенности в отношении событий на востоке Украины. Лидеры сепаратистов, включая Стрелкова, жалуются на недостаток поддержки из Москвы. При этом говорящие головы Кремля в ответ льют на них грязь. Эдуард Багиров, один из главных политических менеджеров Путина, пошел еще дальше и открыто заявил, что Стрелкова  "уничтожат как блоху", если он не станет следовать рекомендациям из Москвы.

Однако одновременно с этим появились убедительные доказательства разжигания россиянами войны в Украине. После падения Славянска, бывшего главным оплотом повстанцев, российские войска, по-видимому, подвергли украинские позиции обстрелу ракетами малой дальности, а правительство США заявило, что повстанцы стали получать от России больше тяжелого вооружения, в том числе артиллерию и бронированные боевые машины.
В их число вполне могла входить зенитно-ракетная система "БУК", которая, по-видимому, сбила MH7. Хотя впоследствии повстанцы отрицали наличие у них таких систем, в конце июня.они неосторожно опубликовали в твиттере фотографию по крайней мере одной из них. Возможно, "БУК" был украден из хранилища украинских властей, как заявляют повстанцы и Москва. Он мог поступить и непосредственно из России. Это не очень важно. Факт в том, что без российской защиты (и, возможно, технической помощи) повстанцы не смогли бы запустить ту самую злополучную ракету.
И одна эта ракета изменила весь длившийся шесть месяцев конфликт.

Пока граждане Украины сражались с гражданами Украины, это приводило только к "глубокой обеспокоенности" в Европе и расширению  режима санкций Запада, остававшихся при этом вполне терпимыми. Конечно, это было неприятно для Кремля, но он вполне мог это пережить, особенно с учетом поразительной уверенности многих членов ближнего круга Путина, что у Запада не хватит сил и решимости поддерживать давление в долгосрочной перспективе. Однако уничтожение MH17 стало замечательным символом рисков, связанных с продолжением этого конфликта, а также добавило "боеприпасов" ястребам, стремящимся к более жесткой позиции Запада.

Кремль имеет огромный опыт обращения с неудобными фактами, и Путин быстро обратился к нему, когда был сбит MH17. Сначала господствовало обычное отрицание (первые несколько часов российские СМИ просто сообщали о странной аварии, не упоминая о ракете), пока делались попытки замести следы (посты в социальных сетях, в которых повстанцы хвастались наличием у них БУКов и даже тем, что сбили самолет, поспешно удалялись). Затем Россия начала намекать на теорию заговора, например, заявляя, что MH17 сопровождали два украинских истребителя. Отсюда пошло неприкрытое сваливание вины, включая странное заявление, что украинцы сбили самолет, приняв его за личный самолет Путина.

В своем первом заявлении o трагедии Путин обвинил Киев, заявив, что "государство, над территорией которого это произошло, несет ответственность за эту страшную трагедию". По-видимому, он считает, что украинское правительство виновно в сопротивлении вооруженному, поддерживаемому из-за границы восстанию на своей территории. "Этой трагедии не произошло бы, если бы на этой земле был мир, не были бы возобновлены боевые действия на юго-востоке Украины", - заявил Путин.

Во многом российская пропагандистская машина сработала на автопилоте. Хотя крымская и украинская операции показали, насколько эффективна может быть с виду грубая информационная война в отвлечении внимания, мистификации и притуплении опасений Запада, сложно представить, как Москва справится с этим ударом.
Предварительные улики свидетельствуют, что MH17 был сбит по инициативе конкретного отряда казаков. Несмотря на все усилия Стрелкова по установлению жесткого централизованного контроля над повстанцами, они остаются разнородным и зачастую недисциплинированным скоплением сил, в рядах которых как местные бандиты, так и дезертиры из аппарата госбезопасности, а также российские добровольцы и многие другие. Едва ли Стрелков и подобие правительства повстанцев сумели бы арестовать и наказать тех, кто запустил ракету, даже если бы захотели. В самом деле, согласно перехватам телефонных переговоров,реакция командира казаков была донельзя бесчувственной: Если они летели над удерживаемой повстанцами территорией, "значит, завозили шпионов. Нех*й летать. Война идет."

В случае отсутствия решительных шагов к примирению со стороны руководства повстанцев в Донецке политическое давление будет перенаправлено на Москву на фоне двух важных изменений в политическом контексте войны. Киев будет готов сокрушить восстание с удвоенной силой, получая при этом гораздо более очевидное одобрение Запада. Сейчас даже наиболее прокремлевским политикам Европы будет сложно призывать к уступкам повстанцам, а фактически - Москве. Правительственные войска уже получают ограниченную нелетальную помощь, в первую очередь из США. Однако, увидев, на что способны повстанцы, страна Запада с большей вероятностью могут начать поставлять Киеву оружие, экспертов и даже бойцов специального назначения для скорейшего завершения конфликта. Единственное, что для Путина более опасно, чем устраниться от конфликта в Украине - проиграть его.

Давление будет усиливаться, санкции - расширяться, чтобы наказать Россию за продолжение попыток разжечь восстание. На этой неделе США расширили санкции против России. Европейский Союз, который в целом действовал более осторожно, теперь, вероятно, также ужесточит свою позицию. Барак Обама, заявив, что "снова и снова Россия отказывается принимать конкретные меры по деэскалации ситуации", ясно дал понять, на кого возлагает вину. Это заявление также говорит о возможности принятия дальнейших мер, если Москва резко не изменит свою позицию.

Что же сделает Путин? Становится понятно, насколько слаб непосредственный контроль Кремля над большинством повстанцев. Даже Стрелков, отставной офицер российской разведки, который, по идее, должен до сих пор беспрекословно подчиняться Москве, подает признаки независимости. При этом даже если бы Стрелков слушался приказов Кремля, нет никакой гарантии, что он смог бы заставить разношерстную и непокорную коалицию повстанцев принять мир, особенно притом, что Киев теперь вряд ли согласится на амнистию, о которой ранее заявлял президент Петр Порошенко, чтобы положить конец противостоянию.
Путин может удвоить усилия и попытаться помочь повстанцам одержать быструю победу, пока неповоротливые западные демократии не успели оказать реальную помощь Киеву. 

Однако для перелома ситуации нужно что-то гораздо более серьезное, чем тайное снабжение людьми и оружием, например, воздушная кампания или даже вторжение российских войск. Трудно представить, что даже нынешний, более воинственный Путин будет готов заплатить политическую и экономическую цену такого решения. Россияне радовались практически бескровному воссоединению с Крымом, но отношение к кровопролитной войне на востоке Украины будет совсем другим. Опросы показывают, что 73 процента россиян не поддерживают интервенцию.

Путину почти наверняка придется дистанцироваться от восстания. И только риторики для этого будет недостаточно. Ему придется предпринять конкретные шаги по закрытию границы и прекратить поставки оружия, если он захочет убедить запад, что он действительно не хочет иметь ничего общего с людьми, сбившими MH17. В этой ситуации идущие в бой с новой силой правительственные войска наверняка смогут выиграть эту войну, причем быстрее, чем в противном случае.
Однако если война закончится раньше, она может оказаться и более кровавой. Повстанцы окажутся загнаны в угол, тем более что большинство из них вряд ли смогут бежать в Россию или получить политическое убежище. Киев также может быть более готовым применить ту же тактику артобстрелов и бомбардировок, оказавшуюся успешной в битве за Славянск, при штурме оставшихся оплотов повстанцев - Донецка и Луганска.


В любом случае для Москвы хорошего мало. Путин все настойчивее пытается представить себя защитником русских по всему миру и хозяином постсоветской Евразии. Неважно, как это подадут государственные СМИ, но смена политики на востоке Украины пагубно скажется на его положении как в России, так и среди ее соседей. Трагедия рейса MH17 в корне изменила политический контекст конфликта в Украине. Она также стала неожиданной и нежелательной угрозой самому Путину.

Источник (осторожно, пейволл)

2 комментария: