вторник, 29 июля 2014 г.

Командир повстанцев в Украине Игорь Безлер угрожал казнить журналиста - The Guardian

Лидер повстанцев по прозвищу "Бес", которого обвиняют в организации уничтожения MH17, завершил интервью, в гневе закричав: "Не думай, что я тебя не расстреляю!"


Игорь Безлер в зеленом камуфляже и без своих моржовьих усов на инструктаже милиционеров в Горловке. Фото: Алексей Краснов

Шон Уолкер, Горловка
29 июля
Игоря Безлера, обладателя моржовьих усов, взрывного характера и репутации жестокого человека, боятся больше, чем всех остальных лидеров повстанцев на востоке Украины.  Он носит прозвище "Бес", или "Демон". Даже другие повстанцы считают его непредсказуемым и говорят о нем на пониженных тонах. Если верить СБУ - украинской службе безопасности - Бес и группа его людей ответственны за катастрофу рейса MH17 Малайзийских Авиалиний над этим регионом две недели назад.

Согласно записи телефонного звонка, предположительно сделанного за две минуты до катастрофы, Бесу передали: "К вам летит птичка". Он спросил, большая или маленькая, а ему ответили, что разобрать трудно, потому что летит она высоко над облаками. На другой записи, сделанной, по-видимому, 20 минут спустя, Бес доложил своему собеседнику, предположительно, представителю российской разведки, что был сбит самолет. Безлер заявил, что запись настоящая, но касается другого случая: кроме предполагаемого уничтожения MH17, повстанцы сбили 10 украинских самолетов.

Бес почти никогда не дает интервью, но я и моя российская коллега сумели с ним договориться, так что в прошлый четверг мы отправились в его штаб в городке Горловка, в 40 минутах езды по пустынным дорогам от столицы региона Донецка.

Раньше Горловка была обычным городком востока Украину, с ветшающими заводами советских времен и политической элитой, рассовывавшей по карманам потоки финансов, которые могли бы возродить городок. За три месяца с начала восстания Горловка превратилась в вотчину Беса.

На входе в город стоял блокпост с баррикадами из мешков с песком и БТРами, пушки которых держали дорогу на прицеле. Его охраняли повстанцы с автоматами Калашникова и реактивными гранатометами. Командир блокпоста, представившийся "Горыныч" - трехголовый дракон из российского фольклора - не хотел нас пропускать, но мы объяснили, что у нас назначено интервью с самим Бесом. После пары телефонных звонков нам разрешили въехать в городок.


 Обломки MH17, разбросанные у деревушки Грабово на востоке Украины, где самолет был сбит. Фото: Дмитрий Ловецкий/AP

Мы прибыли к правительственному зданию, которое в начале восстания заняли бойцы Беса. Нас провели через несколько баррикад из мешков с песком и ящиков из-под снарядов и патронов, и привели на второй этаж, где люди ждали в очереди на аудиенцию с Бесом. На стене был портрет Владимира Ленина и портрет советского барда Владимира Высоцкого, подписанный: "Вор должен сидеть в тюрьме".

Периодически вверх по лестнице пробегали бойцы с новостями для босса. Прежде чем войти в его офис, им приходилось оставить телефоны и оружие на столе. Один мужчина в меховой казацкой шапке сдал два пистолета, калашников, кинжал длиной в фут [30 см] и iPhone 5.

Пока мы ждали, несколько бойцов налили нам чаю в пластиковые стаканчики из лилового чайника, и мы стали разговаривать о жизни в зоне боевых действий. Вдалеке слышался грохот канонады. Он приближается каждый день, рассказали бойцы. Украинская армия продолжает брать города, при этом случаются потери среди мирных жителей.

Некоторые бойцы были местными; другие приехали из России, побывав в тренировочном лагере в Ростове, прежде чем их направили к Безлеру (на фото ниже). Один был местным, но жил в Москве и работал техником по свету в фотоателье. Весь день держать зонтик казалось ему унизительным, и он стремился найти более осмысленное дело. Когда началось восстание, он вернулся в родной город, и теперь его было не отличить от настоящего бойца: на нем были длинная борода, камуфляж и жилет с карманами для ножей и патронов.

Бойцы показали мне разоренную комнату с поваленными шкафчиками и разбросанными по полу документами. В углу был не вполне уместный живой уголок с 10 кроликами. Одного из них, большого, белого самца, бойцы назвали "Яценюк" в честь лидера протестов на Майдане в Киеве, ставшего затем премьер-министром и подавшего в отставку на прошлой неделе. Они сказали, что собираются скоро освежевать, зажарить и съесть Яценюка. Неизвестно, шутили ли они. В туалете вместо туалетной бумаге на держателе висел свод законов Украины. Половина страниц были вырваны.


 Игорь Безлер по прозвищу "Бес" на фото, сделанном ранее в этом году. Фото: Алексей Краснов

Дверь в офис Беса открылась и вышел он сам, с сигаретой в руке и в тельняшке - полосатой русской флотской рубашке - под военным камуфляжем. Тут же солдаты повскакивали на ноги, встали по стойке "смирно" и отдали честь. Один из них робко пояснил, что его ожидают двое журналистов.

"Я занят. Поговорим позже. Пока что покажите им пленных" - бросил он, идя вниз по лестнице в окружении тяжело вооруженных людей.

Бес, или Игорь Безлер, родился в Крыму и долгое время прожил в России, а потом переехал в Горловку, где некоторое время работал директором местного похоронного агентства. СБУ заявляет, что он - агент российской военной разведки, координирующий свои действия непосредственно с Москвой. Он один из нескольких важнейших командиров повстанческого движения, которых Киев называет российскими агентами. Среди них и Игорь Гиркин по прозвищу "Стрелков" или "Стрелок", главнокомандующий донецкого сопротивления. Стрелков - любитель исторической реконструкции. Он сам признавал, что являлся российским агентом до прошлого года, и что принимал участие в российском захвате Крыма.

Возможно, что такие люди, как Безлер и Стрелков, не выполняют приказы из Москвы непосредственно, но являются опосредованными агентами, руководители которых на три-четыре рукопожатия отстоят от Кремля или других официальных структур РФ; люди, которые могут принимать приказы из Москвы, но также могут в любой момент начать действовать самостоятельно.

Безлер, Стрелков и многие другие командиры множества групп повстанцев на востоке Украины берут заложников. Нам показали две небольшие комнатки на первом этаже штаба в Горловке, полные матрасов. В одной из комнат я увидел Василя Будика, местного журналиста, арестованного за предполагаемые связи с Правым Сектором, украинской ультраправой группой. Он уже около трех месяцев был в плену и был подвергнут имитации казни, снятой на видео, чтобы убедить Киев согласиться на обмен оставшимися пленными. Там был также 64-летний швед, который не захотел рассказывать, что делал, когда был захвачен в плен (хотя заявил, что не участвовал в боевых действиях), и несколько украинских солдат. Один из них был с женой; она приехала из Киева и добровольно сдалась в плен, чтобы быть рядом с мужем.

Пока мы разговаривали, за Будиком пришли охранники и вывели его во двор. Приехал микроавтобус, служивший импровизированным катафалком, в котором везли тело повстанца, погибшего в бою. Бес и другие бойцы сгрудились у открытых дверец, чтобы взглянуть на открытый гроб и почтить память погибшего. Будик отреагировал эмоционально.

"Я хорошо знал его с тех пор, как ему было восемь лет" - сказал он. Мы с женой приводили домой бездомных детей и сирот и пытались воспитать их как следует. Я научил его боксу, пытался поставить его на ноги. Я ему очень помогал. Он был хорошим парнем".

Я заметил, что то, что он скорбит по гибели одного из захвативших его в плен, замечательно показывает, насколько это безумный и братоубийственный конфликт. Будик усмехнулся. "Думаете, это странно? У них в плену высокопоставленный СБУшник, а охраняет его один из его зятьев" - рассказал он.

Бес объявился возле комнат с заложниками и сказал нам, что готов к разговору, но пока мы шли в его офис, его очень возмутил вопрос, почему он держит заложников. Он яростно взглянул на нас.

"Они здесь только потому, что они солдаты украинской армии" - сказал он, показав на комнаты с заложниками. "Бойцов украинской армии мы держим в плену. Бойцов добровольческих батальонов мы допрашиваем, а потом расстреливаем на месте. За что нам их жалеть?"


 Игорь Cтрелков, командир пророссийских повстанцев, разговаривает со СМИ в Донецке. Фото: AP Photo/Дмитрий Ловецкий

Чем больше он злился, тем громче говорил. "Видели бы вы, что они делают с моими людьми. Они отрубают им головы и срут в каски! Они фашисты! Так почему мы должны с ними церемониться? Допросить и казнить, вот и все. Я этих уебков на фонарях развешаю!"

Он уже кричал во весь голос, и вдруг заметил, что российская журналистка, с которой я пришел, держит в руке диктофон, а я делаю записи в моем блокноте. Он вырвал у нее из рук диктофон и приказал одному из бойцов бросить его в стену. Вырвав блокнот у меня из рук, он принялся яростно вырывать страницы.

Мы запротестовали, но стало только хуже. Он рявкнул своим подчиненным: "Сжечь их блокноты! Технику забрать! Обыскать на подозрительные вещи, что найдете - уничтожить! Если найдете хоть что-то, казнить как шпионов!"

Работа на востоке Украины - нелегкое дело для любых журналистов. С гневом и угрозами приходится сталкиваться постоянно. Однако тогда я впервые почувствовал самый настоящий страх. "Даже не думайте, что я постесняюсь вас расстрелять!" - орал он на нас.

Нас завели в комнатку, где подчиненные Беса рылись в наших сумках. Ситуация выглядела еще серьезнее из-за того, насколько напуганными выглядели сами повстанцы.

Двадцать минут спустя нервная женщина методично перебирала наши пожитки, а я тихонько удалял все фотографии и сообщения с телефона в кармане, который они не заметили,  и тут в дверях снова появился Бес с сигаретой в зубах. Он уже немного успокоился. "Отдайте им вещи. Вывезти на блокпост, вышвырнуть и больше не впускать" - рявкнул он. Мы поспешно ретировались, а я так и не сумел спросить Беса о его роли в катастрофе MH17.

Возможно, другого шанса у меня не будет. В воскресенье, через три дня после нашего визита, украинские войска нанесли массированный удар по Горловке ракетами "Град". Система "Град" может запускать до 40 ракет за несколько секунд, и известна крайней неточностью, поскольку предназначена для нанесения максимальных потерь. Ракеты посыпались на центр Горловки без предупреждения. Над зданиями по всему городу устали клубы дыма.

Во время атаки Беса там не было; украинцы заявили, что он бежал, его бойцы - что он выехал из Горловки на задание. Но ракеты все равно не попали по штабу, угодив в разные жилые районы.

По мере вступления конфликта в финальную фазу обе стороны действуют все более решительно. Когда две недели назад с неба посыпались тела, катастрофа MH17 казалась таким непостижимым и чудовищным событием, что некоторые решили, что она может привести в чувство участников конфликта в регионе.

Гибели сотен людей, нисколько не заинтересованных в конфликте, должно было быть достаточно, чтобы прекратить войну, которая выглядит созданной искусственно, но все же унесла сотни жизней мирных жителей.

Напротив, бои только усилились. Пророссийские повстанцы продолжают сбивать украинские самолеты, а Киев заявляет, что Россия перебрасывает через границу оружие и бойцов. Тем временем украинские войска усилили наступление на повстанцев и, по-видимому, используют ракетные системы неизбирательного действия по гражданским территориям. Конфликт совсем не собирается утихать, вступив в самую жестокую фазу.


 Бронированная машина с пророссийскими повстанцами выезжает из Донецка в сторону места падения MH17. Фото: Hollandse Hoogte/Rex

Около 13 человек погибли в Горловке в воскресенье, в том числе мать с маленьким ребенком. Жуткая фотография лежащей на земле искалеченной матери, одной рукой все еще обнимающей труп ребенка, облетела социальные сети и привела к громогласным обвинениям противника в этом инциденте обеими сторонами.

В штабе украинской анти-террористической операции отрицали использование ракет "Град" по Горловке, обвинив повстанцев и заявив, что они произвели атаку, чтобы "дискредитировать украинскую армию" в глазах жителей городка.

Украинские войска неоднократно отрицали использование "Градов" по дилым районам, и обе стороны имеют в арсеналах эти ракетные системы. Однако Human Rights Watch обнаружили на окраинах Донецка убедительные доказательства обстрела с украинских позиций.

Повстанцы имеют значительные запасы оружия и, если верить Киеву, до сих пор получают поставки из России. Однако на стороне украинской армии и различных добровольческих частей, сражающихся на стороне Киева, огромный численный перевес, если даже в правительственных частях и царит разброд.
В глубине души все повстанцы ожидают, что здесь и погибнут. Один из людей Беса, жизнерадостный москвич, дал нам номер телефона, чтобы мы могли рассказать его родне, где найти его тело, когда его убьют. Никто из его семьи не знал, что он отправился воевать в Украину. "Нам теперь некуда идти. Мы будем драться до конца, до последней капли крови, пока последний из нас не погибнет" - сказал он.
Вопрос в том, сколько крови мирных жителей прольется до тех пор, как это произойдет.


Пророссийские бойцы в масках стоят на карауле в здании милиции в Горловке. Фото: Александр Худотеплый /AFP/Getty 


Пророссийские повстанцы наблюдают за работой расследователей на месте падения MH17. Фото: Bulent Kilic/AFP/Getty Images



Комментариев нет:

Отправить комментарий